Исполнительское мастерство



О профессиональном и любительском снобизме

О профессиональном и любительском снобизме

Образовательная система породила множественный снобизм — и среди профессионалов, и среди любителей. Если кто-то не заметил, что в настоящее время мы имеем необычайную разделенность в музыкальной исполнительски-слушательской среде — не во время концерта, а просто в жизни, — то этот человек счастливчик.

Более того, в среде музыкантов это разделение тоже есть. Наше общество — в этом масштабе — продолжает быть классовым. Есть класс преподавателей, которые лучше всех знают, как надо (NOTA BENE — ПРОШУ УЧЕСТЬ: я имею в виду во всех случаях некую общность людей, позиция которых особенно ярко видна, когда они вместе. И о лучших — о тех, кто выбивается из этих маленьких групп и из всей системы в целом, а их очень много — я не говорю).

В этой среде снобизм таков: мы знаем путь, которым должны идти ученики, до мастеров нам далеко и за ними мы не гонимся. Зато мы любим конкурсы, соревнуемся. Наши лучшие ученики ПОСТУПАЮТ. Кто не ПОСТУПАЕТ, тот не лучший. В этой связи возникло такое ответвтление: "некого учить!". Это разделение внутри учебных ступеней. Есть оно и между этими ступенями. Позиция такова: мы в школе УЧИМ, куем кадры. В училище уже никто ничему не учит, в консерватории — и подавно. Это учебный снобизм снизу вверх.

Учебный снобизм сверху вниз таков. До нас никто не учит. Вот мы! В этом смысле своеобразно положение училища, которое имеет дело и с низшей ступенью, и с высшей.

И вот характерная черта жизни всех "учебников", она продиктована системой, но уже вошла в плоть и кровь. Они почти никуда не ходят, особенно школьные учителя — вынужденно — от огромной занятости. И при том, что они живую музыку практически не слушают, но хорошо знают, как ее надо играть, в звучащей музыке образовался целый школьно-исполнительский пласт, изолированный от всей остальной исполнительской практики. Достаточно послушать, как в школе полагается играть Баха.

Дальше. Общий профессиональный снобизм относится к любителям. Мы знаем теорию, знаем историю, знаем, как что в игре делается, — а они, любители, не знают. Значит, они невежды и слышание их невежественно. Это сидит очень глубоко в сознании даже прекрасных музыкантов. Далеко ходить не надо. Анатолий Кукулевич — музыкант от Бога и по профессии врач, тоже от Бога. Мне задают вопросы такого рода: О, вы инвенции играете? Как, cis-moll'ную фугу? И он справляется с голосами? Ну и так далее.

статьи о классической музыкеИм трудно представить, что врач может играть как редкий музыкант. Да еще и начитан в музыкальной области лучше всех нас. Ну, а на учебном уровне - если человек играет "для себя", то ему достаточно репертуара из самоучителя. Меня в школе спрашивали про баяниста, которому я дала Баха: зачем ему Бах? А он много лет спустя после окончания школы, занимаясь уже совсем другой профессией, позвонил мне и сказал: "Спасибо за Баха".

Теперь о любительском снобизме. Затюканные нами любители (опять же в массе) замкнулись и сказали себе и нам: мы этих ваших умных слов не понимаем, науки вашей не хотим. Мы не Моцарты, но и не всякие Сальери. Нам давайте для души и не морочьте голову. По-моему, достаточно понятно, как развиваются эти мысли и какие устанавливаются позиции. В пределе — дайте нам музыку, и на что нам ваши исполнители. Шутку Баха нам давайте, можно с мобильника (я уже совсем до абсурда довожу). Но слух-то у них, может, поживее нашего будет, потому что не зашорен.

И в результате концертный зал — если его мыслить как "социальную единицу" — разделен. Отдельно — те, кто на сцене, со своим элитарным знанием, отдельно — зал, он пестрый: там другое элитарное знание в среде профессионалов, которые могут ничего не понимать в музыке, и элитарное незнание в среде любителей, которые могут понимать в музыке больше нашего.

Все, что я сказала, очень схематично. Это только тенденции. Если поговорить с каждым отдельным человеком из любой группы, из любого "класса", относительно него всё окажется совсем не так. Но вот это противопоставление "мы и они" в общей среде работает, да еще как.

Но во время концерта, спектакля дело решает сама музыка.

Г. Тудоровская


статьи о музыкеЭто интересно:

Аутентичное исполнительство

Аутентичное исполнительство

У ряда музыкантов-исполнителей бытует мнение, что композиторы некомпетентны в вопросах исполнительства и их указания относительно исполнения (темпы, фразировка, штрихи и т.п.)  являются наивными. Многие считают, что имеют право на иное прочтение.

Подробнее


Джошуа Белл. Поэтическая музыкальность

Джошуа Белл. Поэтическая музыкальность

Джошуа Белл смог завладеть зрительским воображением как никто из его современников – классических скрипачей. Сезону 2007-2008 гг. предшествовал плодотворный творческий год, ознаменованный вручением долгожданной Премии Авери Фишера. 

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Peggy Lee 1953 Black Coffee

Peggy Lee 1953 Black Coffee

"Black Coffee" — первый сольный альбом Пегги Ли, выпущенный в сотрудничестве со звукозаписывающей компанией Decca Records и в нем отчетливо слышится скорее эстрадно-блюзовый, чем джазовый звук, однако именно он сделал Пегги Ли — звездой.

Подробнее


002. The Beach Boys 1966 Pet Sounds

002. The Beach Boys 1966 Pet Sounds

2 место в рейтинге лучшие альбомы мира. Pet Sounds — является первым концептуальным альбомом. Выход альбома определил направление создание подобных альбомов. Альбом должен был стать уникальным не только с музыкальной точки зрения, а обладать смысловой особенностью, которая заставляла бы переживать слушателя вместе с исполнителями.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Штильман А. / Музыка и власть

Музыка и власть

Книга известного скрипача Артура Штильмана, игравшего много лет в оркестре Большого театра и дававшего сольные концерты "Метрополитен Опера"

Издательство Аграф, Санкт-Петербург, 2013, ISBN: 978-5-7784-0448-9, серия: Волшебная флейта, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 336 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: тираж закончился руб.   

Капор М., Лукин Е., Всеволодов Р. / Три слова о войне:

Три слова о войне:

Книга о "последней войне" — так можно написать об этой трилогии замечательных авторов: осажденный Берлин 2 мировой войны, 1 чеченская компания, ужас гражданской войны при развале Югославии... Роман Всеволодов "Немецкая девушка", Евгений Лукин "Танки на Москву", Момо Капор "Смерть? Это не больно!"

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2010, ISBN: 978-5-903463-34-3, серия: славянская кАРТа, формат: 60*90/16 145х215 мм., Твёрдая обложка, 272 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 210 руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×