Ваша корзина пуста

Джаз



Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе

Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе
Автор: Фейертаг В.
Издательство: Скифия
Город, год издания: Санкт-Петербург, 2009
ISBN: 5-8392-0230-4
Формат: 70*108/32 130х165
Переплёт: Твёрдая обложка
Страниц: 318
Тираж: 1000

Идея Владимира Фейертага написать портрет Давида Голощекина реализовалась в форме беседы с музыкантом. И, благодаря комментариям Фейертага, книга стала подобием concerto grosso, в котором выдающийся солист импровизирует на фоне вечного искусства джаза.


 


Цена: 390 руб.   


Владимир Фейртаг, филолог, музыковед, лектор, педагог и журналист, заслуженный деятель искусств России, лауреат премии Уиллиса Коновера ("Голос Америки"), более 35 лет на сцене рассказывает о джазе и о музыкантах. Идея написать портрет Давида Голощёкина - личности яркой, неординарной - реализовалась в форме беседы с музыкантом. И благодаря комментариям Фейертага книга становится подобием concerto grosso, в котором выдающийся солист импровизирует на фоне мощного и вечного искусства джаза.

Если название новой книжки Владимира Фейертага имеет двойной смысл, то сама книга представляет читателю, по крайней мере, еще три смысла-пласта. Итого 5 причин, по которым эту книгу стоит найти и читать не отрываясь.

Смыслы я перечислю позже, а пока намерен выказать завистливое удивление плодовитостью Владимира Борисовича, который для меня воплощает начало всей джазовой литературы. Действительно, джазовая библиография лично для меня началась с книжки В. Мысовского и В. Фейертага "Джаз" (1960). И вот теперь подряд "Джаз от Ленинграда до Петербурга", "Джаз. XX век"- и новая работа, "Диалог со свингом" .

Итак, попробуем перечислить признаки многоликости нового произведения. Ну, во-первых, само название может трактоваться двояко: 1) это диалог с носителем свинга, каковым, несомненно, является герой книжки; 2) сам по себе диалог, обладающий внутренним свингом.


Переходим к содержимому. Наиболее стандартный план - мемуарный. Давид Голощекин, так сказать, о времени и о себе, однако - регулярно прерываемый автором, т.е. самим Фейертагом, не в меньшей степени являющимся свидетелем джазового времени эпохи послесталинья. Эти внедрения автора - не просто вопросы, это и не только умелая направляющая рука. Это еще и ироничный параллельный план, разрушающий обычную мемуарную линию.


Есть еще одна линия - историческая. Регулярные справки (это называется "отступлением", и их ровно одиннадцать штук) соединяются в интереснейший блок из истории советского джаза, которая в небогатой библиографии по этой теме заполнена весьма пунктирно. И тем не менее, все это - может быть, как-то по-иному, но мог бы написать и другой человек. А вот пятую линию книжки, кроме Фейертага, не выдюжить никому. Это собственно свинговая суть всего изложения с темами, импровизациями, с соло, зов-ответной структурой, насыщенной ностальгией, мудростью, наивностью, драматизмом и необыкновенным юмором. Давид Семенович Голощекин - изумительный объект для всего этого комплекса. "Рыцарь" традиционного джаза с абсолютной верой в истинность своего собственного понимания этого вида музыки, проявляющегося не только в его парадоксальных суждениях, но и в уверенном, если не сказать - в упрямом служении своей даме сердца всем своим существом и навсегда. И если его музыкальный и человеческий талант регулярно предстает перед многочисленными слушателями, большинство из которых мгновенно вербуется в число его поклонников, то его максимы так бы и остались сокрытыми. А теперь: да, самое увлекательное в книге - это лейтмотив, выраженный словами героя: "А вы понимаете, что у вас сегодня счастливый случай услышать меня?". В ином случае можно было бы и покрутить пальцем у виска, но не в этом. Ведь и у Фейертага, и у самого Голощекина достаточно мудрости и самоиронии, чтобы при самом серьезном отношении к этой оценке хитро улыбаться над всем этим.




Давайте несколько цитат. Ну, только для того, чтобы заинтересовать:

"Толпа, которая слушает джаз, всегда отличается дурновкусием. А джазовые функционеры (критики, журналисты, организаторы фестиваля) тем более. Я не видел ни одного путного человека среди критиков".


"Но сейчас, когда я стал абсолютным мастером, я ограничиваю себя инструментами. Мне достаточно одной скрипки. Ты слышал, чтобы кто-нибудь играл на скрипке, как я?".

"Я должен быть в курсе, хотя, честно говоря, убежден, что ничего хорошего я больше не услышу".

"Скажем, фирма ECM противопоставляет себя американскому джазу. А что она записывает? Все однообразно, скучно, неинтересно. Ни одной личности!".

"Он "пошумел" на нескольких фестивалях, затем я потерял его из виду, а он, оказывается, эмигрировал в Израиль, т.е. попал в абсолютную джазовую пустыню" (о Леониде Пташке).

"Лариса Долина - человек не без способностей, ей все легко давалось, а некоторые черты ее характера - наглость, полное отсутствие комплексов - создавали такую атмосферу, что публика визжала от восторга. Однако Лариса обладала супердурновкусием!".

"Не капитан дальнего плавания, не крупный саксофонист, не художественный руководитель, не менеджер. Возник такой вот образ антисоветского человека, сидящего за пультом Би-Би-Си" (о Всеволоде Левенштейне, он же Сева Новгородцев).



Меня могут обвинить в намеренном искажении смысла и духа при помощи выдирания слов из контекста, но уверяю вас, что, кроме как в привлечении вашего интереса к книге, никакого иного умысла нет. А протеста все эти высказывания не вызывают по одной простой причине - все это настоящий Давид Голощекин, который и в игре и в общении вызывает такое редкое чувство неподдельной жизни со всеми ее парадоксами, противоречиями, страстями и разочарованиями.

А еще есть и ощущение удивительного чутья и мастерства Владимира Борисовича Фейертага, который это чувство сделал выпуклым и явным, что ой как непросто. Так что читайте, перечитывайте и оставайтесь самими собой.



Михаил Митропольский

 


Новая книга Владимира Фейертага:


джаз в россии фейертаг  Джаз в России. Краткий энциклопедический справочник




 


Все книги на сайте


Стоимость доставки     Заказать книгу обычным письмом

джазовые книгиВместе с этой книгой обычно покупают:

Питерсон О. / Оскар Питерсон. Джазовая одиссея. Автобиография

Оскар Питерсон. Джазовая одиссея. Автобиография

Автобиография выдающегося джазмена и композитора Оскара Питерсона — уникальная книга, позволяющая увидеть мир гигантов мирового джаза изнутри. Элла Фицджеральд, Билли Холидэй, Арт Тэйтум, Дюк Эллингтон... Являясь выдающимся музыкантом XX века, Оскар Питерсон создал художественное произведение, посвященное в первую очередь Джазу, музыке его жизни, музыке свободы...

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2011, ISBN: 978-5-903463-36-7, серия: Легенды джаза, формат: 60*90/16 145х215 мм., Твёрдая обложка, 544 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 940 руб.   

Грибков С. "Вместе с хором. Выпуск 4"


Издательство: Союз художников, Санкт-Петербург, 2007 год, 60 стр., формат 60*90/16

Цена 240 руб.

Репертуар детского хора телевидения и радио Санкт-Петербурга. Сборник посвящен народной музыке. В нем опубликованы 17 произведений, представляющих 14 народов мира. Сборник адресован детским хоровым коллективам

подробнее >>


 


Подробнее

Цена: нет в наличии руб.   

джаз скачать бесплатноСлушать музыку:

Billy Holiday 1958 Lady In Satin

Billy Holiday 1958 Lady In Satin

Поздний период в творчестве Билли Холидей. Она исчезала, но не теряла свое волшебное умение из любой, даже самой эстрадной песенки создать подлинное драматическое произведение, сделать настоящую жизненную историю. Вторая половина 50-х была не лучшим временем для Билли.

Подробнее


Хоронько оркестр 2006 Мне хорошо!

Хоронько оркестр 2006 Мне хорошо!

Хоронько-Оркестр — представители нового стиля светской музыки, смешавшей в себе симфоджаз, латину, франко-шансон и рок, с налетом легкого декаданса. По выражению самих музыкантов, их творчество — это современное кабаре. Хулиганство, доведенное до абсурда, или абсурд, доведенный до хулиганства.

Подробнее


статьи джазЭто интересно:

Джазовые инструменты, стили, направления

Джазовые инструменты, стили, направления

Аккордеон — язычковый музыкальный инструмент. Имеет две клавиатуры: правую — фортепианную и левую — кнопочную (с системой басов и аккордов) для аккомпанемента.

Подробнее


Оскар Питерсон. Пассажи, аккорды и девушки

Оскар Питерсон. Пассажи, аккорды и девушки

Занятия имели для меня двойную выгоду: во-первых, я совершенствовал свои музыкальные навыки, а во-вторых, общался с девушками. Как оказалось, некоторые девушки, узнав, что я играю в актовом зале, стали наведываться туда, чтобы послушать музыку и немного поболтать, — эти милые беседы впоследствии вылились в несколько весьма удачных свиданий. Никогда не пренебрегайте занятиями музыкой!

Подробнее


Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×