Ваша корзина пуста

Классическая музыка



Жизнь — от пиано до фортиссимо. 229 невыдуманных историй из дневника петербургского композитора

Жизнь — от пиано до фортиссимо. 229 невыдуманных историй из дневника петербургского композитора
Автор: Плешак В.
Издательство: Композитор
Город, год издания: Санкт-Петербург, 2017
ISBN: 978-5-7379-0877-5
Формат: 84*108/16 205х290
Переплёт: Твёрдая обложка

Книга — собрание пестрых сюжетов, которые дают представление о его жизненном и творческом пути, история его становления как мастера.


Цена: 880 руб.   


Книга петербургского композитора Виктора Плешака «Жизнь — от пиано до фортиссимо» — собрание пестрых сюжетов, которые дают представление о его жизненном и творческом пути, история его становления как мастера. Короткие истории — веселые, забавные, трогательные, печальные — воспринимаются как стоп-кадры его бурного творческого бытия. Здесь много известных имен, событий и адресов. Еще одним «действующим лицом» книги стали записки из зала, которые композитор собирает уже несколько десятилетий, как голоса в его диалоге со зрителями. Литературная запись Олега Сердобольского. Содержание: От автора В порядке беспорядка (вместо предисловия) Я тот, кто лежал на рояле Почему я не стал классиком чукотской музыки Шел Мигицко на коленях к Мутко Мои художественные сны. Триптих А был ли мальчик?.. Был! Бесаме Мучо Звучная композиторская фамилия Моцарт здесь не проходил? Ку-даааааа!!! Более китайская музыка, чем китайская Ленин как фюрер русской революции Как я чествовал «Созидателей Петербурга» Аккордеон в роли рояля А как поживает Колобок?.. Московская незнакомка Как на деревню дедушке Гайдна привезли От Мойки до Карповки Мистическая история с Высоцким Антиюбилей Андрея Петрова А Моцарт — это тоже Плешак? Русские «тураки» Как я дирижировал кантатой о Ленине Шпаргалка Равиля Мартынова «Рыба» из матерных слов Кость в горле Издержки литературного дебюта Лучше получить десять рублей, чем не получить двадцать... Коммерческая тайна Есть ли в Брюсселе памятник писающей девочке? «Горница» без американского акцента Я не любил ставить двойки По Невскому — как по нотам Сашуля Семь дней я жил при коммунизме Спросите у жены моей... Я шел домой, обмотанный сосисками Если лысый, значит — Плешак Моя жена найдет иголку в стоге сена Когда Пугачева еще не была Аллой Борисовной Цунами, цунами, волна идет за нами... Торговля по-восточному В Сухуми — среди доярок и шахтеров Родина — это не Плешак?.. Смелая шутка времен развитого социализма Аплодировать не запретишь... С каждым артистом я выпил на брудершафт Поймите, простите, пустите меня! На радио запретили произносить слово «Россия» А мы это взяли из Интернета Пароль — «Р.-К.» Как из меня выдавили лжесвидетельство Блокадные цветы от Николая Никаноровича Есть ли плюсы у болезни Альцгеймера? Не устроить ли «запоздалый банкет»? Очень простой Уэббер Да как-то привык Под куполом — без страховки Рекордсмен оперетты ЧП в камере хранения Все ждали горячего... Митька, или страна со словом «ДА» Вышел из дома и заблудился Мексиканская булка оказалась крепче моего зуба Вынужденный стриптиз в Сиэтле Весь город искал мне синтезатор Соседи позвонили в полицию... Как не вышла у нас «Соловьиная ночь» Нужны ли Донне серенады с колбасой? Когда должность — звучит Одной левой Заплыв — почти как моржевание Куц Как прочитать пятьсот страниц за час Черно-белый Хрущев «Подвиг» и «подводник» — слова-родственники Взятка Два больших канала Зачем Бен переписал от руки «Войну и мир»? Как я судил тихвинский рок Нельзя распивать гонорар в одиночку Зеленый змий скосил богатырей Не Ойстрах!.. «Песня о штукатурах», или как я купил квартиру за пятьдесят рублей Лауреат — из отсева Песня называлась «И тогда...» Как матрос из-за моей песни «на губу» попал Адмирал не поверил Эдуарду Хилю У памяти свои причуды Мой соавтор Атлас творил чудеса «Так и передайте вашей маме» Свои «две трети» я праздновал дважды Сто четыре страны баяниста Темнова Обнимитесь, миллионы! Таинственная история с гимном Колпино Долгое молчание Антонины Пикуль Почему Бабанова выбрала мою песню? Подрывал ли я суверенитет Эстонии? Сережа долго запрягал... Пришлось решиться на штурм Евтушенко «Кругосветка» в поисках Буффа «Будильник» прозвенел спустя сорок один год! Как я Сережу в школу провожал В гостях я ухаживал за бабушкой Со Скрипкой мы подружились в кино Два Васьки со Старо-Невского Идей до черта, а денег мало Сделали все, чтобы меня посадить Моим кумиром был клоун Борис Вяткин В шестом классе я запел басом... Детективная история с Городницким Игорь Скляр как ускоритель творческого процесса Кража в поезде Пришла Снегурочка — ну никакая... Рабочий диван композитора Борщ с мясом по-украински «Карлик Нос» оставил нас с носом Мужики не поняли юмора Я развеселился — лифт остановился Кот — без льгот Попутный ветер в самоплагиате Суточные для турне «Плешак и сыновья» Странная гостиница Мой сосед Магомет, поклонник Эдиты Пьехи «Давайте выпьем, давно не пили...» Поросеночек все рос и рос... Как я сочинил японский марш Дунаевского не пустили на волжский пароход «Хоть Вы и Мравинский, а музыку надо любить» Трехэтажный мат над заливом Как наш кот отомстил американскому профессору Имя кота Кошка Лиза досталась нам по заявлению Я долго тянул с рэпами «Жизнь за царя» я спел по объявлению Красные клавиши «Дон Жуан», да не тот «Синдром Шуберта» Губернатор Лебедь — финансист «Руслана и Людмилы» Отца спас от гибели угол Публички Брат Костя, житель европейских столиц Чудо с солнечным лучом Мой племянник Никлас В тот день птица не долетела бы до середины Днепра «А теперь давайте попоем!..» Статистика Мишеля Леграна Юра принимал поздравления за меня Все ринулись в клоуны! Бизнесмен с человеческим лицом Олимпийские «Рога и копыта» Все начиналось с блюза для двоих Как меня приняли за студента Мои двоюродные братья «Запорожец» — это не машина Я не создан для баранки Профессор — в роли мецената Красная площадь. Шесть утра после юбилея Победы... Покушение певца Штоды на мои усы Мне заказали шедевр Сердитый мальчик «Следующая станция — Рощино...» «Заяц» обнял контролера тетю Валю Мой нос — не для конкурса Как я лишился работы из-за кота «Пока паны спят...» Всю жизнь болею за «Зенит» Две встречи, две точки на глобусе... Давид Самойлов тоже ехал в Ленинград На две премьеры — семь чудес Мечта поэта и... народ с топорами Я не Захаров, я — другой... Мою любовь зовут Полинка! Ради красного словца... Я как антирекордсмен лыжного марафона Почему мои мюзиклы не идут на Бродвее Дверной замок — сообщник экзаменаторов Нет, я не спец по «ножкам Буша» «С Дорой ми си дели во дворе...» Дмитрий Китаенко запомнил меня блондином Мы с Сашей Анисимовым вылезали через форточку Стравинский рыдал, глядя на ленинградские новостройки Была у нас с Равилем трамвайная игра... Разговор со Смоктуновским на ночном пароходе Конец спектакля «Мой бедный Марат» Меня не приняли в Союз даже с рекомендацией Гаврилина Душка Андрей, сын тети Розы Чего только не услышишь о себе из уст коллег! Из рядовых запаса — в подполковники Мой дядя любил Пушкина и Шиллера Как я возмутил поклонников Нади Рушевой Козырек Мне поручили купить бюст Ильича На блатных местах рядом с Ульяновым... Дни ленинградской музыки под управлением Утешева Юра больше радовался за других, чем за себя Есть в Белоруссии Ханок и Лученок Коттедж — филиал Антарктиды С «Ревизором» — на короткой ноге Песни о любви я писал «в стол» Помню все — от птиц до львов Имена для сыновей Мою симфонию назвали... «индюком» Главное — не побеждать, а участвовать На Тбилисском направлении Играл я джаз на баховском органе Меня и Борю заменили «лабухами» Наш мастер угодил в рабство Слонимский услышал в моей песне что-то от Брамса Первый Плешак, а не второй Шостакович Дуэт Казарновской с моим мобильником Чтобы Сенчина спела, ее надо было поймать... Константин Хабенский — в роли курьера Мой ответ музыковеду Имя Довлатова меня заворожило Как Иосиф Кобзон в песню попал Мне советовали взять псевдоним Полчаса я был композитором Москвитиным Для китайцев я — певец К вопросу о возрасте Телефонная книга — в моей голове Духовная опера для Дармштадта Я был артековским композитором О Брежневе — ни слова Курнавину и в девяносто хватает эмоций А бабушки — все такие же молодые Прогноз на мое второе столетие... Теперь я знаю, где стоял рояль Как я стал «писателем» (вместо послесловия)


Стоимость доставки     Заказать книгу обычным письмом





сольфеджио, музыкальная школаРекомендуем обратить внимание:

Копытова Г. / Яша Хейфец в России. Из истории музыкальной культуры Серебряного века

Яша Хейфец в России. Из истории музыкальной культуры Серебряного века

Увлекательное повествование о годах становления великого скрипача, о людях, которые влияли на него и на которых оказывал воздействие он сам, основано на письменных и устных воспоминаниях потомков и родственников Хейфеца с привлечением сотен рецензий, выявленных в отечественной и зарубежной прессе начала XX века.

Издательство Композитор, Санкт-Петербург, 2006, ISBN: 5-7379-0201-3, формат: 60*90/16 145х215 мм., Твёрдая обложка, 616 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: нет в наличии руб.   

Залесская М. / Вагнер

Вагнер

Гений Вагнера занимает в мировом музыкальном наследии одно из первых мест, а его творчество составляет целую эпоху в истории музыки. Однако вокруг него до сих пор не утихают споры. После его смерти сама его судьба превратилась в миф...

Издательство Молодая гвардия, Москва, 2011, ISBN: 978-5-235-03442-6, серия: Жизнь замечательных людей, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 400 стр., тираж: 5000 экз.


Подробнее

Цена: 630 руб.   

книжные новинкиЭто интересно:

Моцарт. Путешествие по Европе

Моцарт. Путешествие по Европе

Вольферль понимал, собравшихся по-настоящему интересует лишь третья часть программы — его импровизации. В мертвой тишине приблизился он к клавесину. Хорошо еще, что Папа на этот раз не стал подсаживать его на табурет. Пора оставить эту привычку, ведь ему уже целых восемь лет.

Подробнее


Борис Филановский. Музыка не является языком

Борис Филановский. Музыка не является языком

Скажем, Бетховен. Проблемы композиции, которые его занимали, были бесконечно далеки от понимания его аудиторией — притом, что разрыв между Бетховеном и современными ему слушателями принято считать гораздо менее значительным, нежели сегодняшний. Впрочем, разве сегодня большинство публики понимает Бетховена? Люди просто к нему привыкли.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Людвиг ван Бетховен — Концерт для фортепиано с оркестром №3

Людвиг ван Бетховен  — Концерт для фортепиано с оркестром №3

Он писал во всех существовавших в его время жанрах. Самым значительным в его наследии считаются инструментальные произведения: фортепианные, скрипичные и виолончельные сонаты, концерты для фортепиано, для скрипки, квартеты, увертюры, симфонии. Предлагаем начать знакомство с творчеством этого великого композитора с популярного произведения — Концерта №3 для фортепиано с оркестром, op. 37,  c-moll

Подробнее


книжные новинкиРекомендуем обратить внимание на книги:

Надеждин Н. / Федор Шаляпин: "Дар"

Федор Шаляпин: "Дар"

В книге представлена беллетризованная биография великого русского оперного певца Фёдора Ивановича Шаляпина.

Издательство Майор, Москва, 2010, ISBN: 978-5-98551-109-3, серия: Неформальные биографии, формат: 70*90/32 107х165 мм., Мягкий переплёт, 192 стр., тираж: 2000 экз.


Подробнее

Цена: 130 руб.   

Грушко П. / "Звезда и Смерть…"…и другие пьесы. Театр в стихах (Памяти Саши Абдулова)

"Звезда и Смерть…"…и другие пьесы. Театр в стихах (Памяти Саши Абдулова)

В стихотворных пьесах-либретто Павла Грушко много юмора, сарказма, они дают повод к энергичному действию. Антология будет интересна не только для профессионалов театра, но и для любого читателя: ведь каждый читающий - сам себе режиссер.

Издательство АСТ, Москва, 2008, ISBN: 978-5-226-00634-0, формат: 60*90/16 145х215 мм., Твёрдая обложка, 448 стр., тираж: 3000 экз.


Подробнее

Цена: нет в наличии руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×